Образы героев комедии “Горе от ума”

Успех “Горя от ума”, появившегося накануне восстания декабристов, был чрезвычайно велик. “Грому, шуму, восхищению, любопытству конца нет”, - так охарактеризовал сам Грибоедов атмосферу дружеского внимания, любви и поддержки, которой окружили комедию и ее автора передовые русские люди двадцатых годов.

По словам Пушкина, комедии “произвела неописанное действие и вдруг поставила Грибоедова наряду с первыми нашими поэтами”. В мировой литературе не много можно найти произведений, которые, подобно "Горю от ума”, в короткий срок снискали бы столь несомненную всенародную славу. При этом современники в полной мере ощущали социально-политическую актуальность комедии, воспринимая ее как злободневное произведение зарождавшейся в России новой литературы, которая ставила своей главной задачей разработку “собственных богатств” (то есть материала национальной истории и современной русской жизни) - и собственными, оригинальными, не заемными средствами. Сюжетную основу “Горя от ума” составил драматический конфликт бурного столкновения умного, благородного и свободолюбивого героя с окружающей его косной средой реакционеров. Этот изображенный Грибоедовым конфликт был жизненно правдив, исторически достоверен. С юных лет вращаясь в кругу передовых русских людей, вступивших на путь 6орьбы с миром самодержавия крепостничества, живя интересами этих людей, разделяя их взгляды и убеждения, Грибоедов имел возможность близко и повседневно наблюдать самое важное, характерное и волнующее явление общественного быта своего времени - борьбу двух мировоззрений, двух идеологий, двух жизненные укладов, двух поколений.

После Отечественной войны, в годы формирования и подъема общественно-политического и общекультурного движения дворянских революционеров-декабристов, борьба нового - нарождающегося и развивающегося - со старым - отжившим и тормозящим движение вперед - острее всего выражалась в форме именно такого открытого столкновения между молодыми глашатаями "свободной жизни” и воинствующими охранителями ветхозаветных, реакционных порядков, какое изображено в “Горе от ума”. Сам Грибоедов в широко известном, постоянно цитируемом письме к П. А. Катенину (январь 1825 года с предельной ясностью раскрыл содержание и идейный смысл драматической коллизии, положенной в основу “Горя от ума”: "...в моей комедии 25 глупцов на одного здравомыслящего человека; и этот человек разумеется в противуречии с обществом его окружающим, его никто не понимает, никто простить не хочет, зачем он немножко повыше прочих”.

И далее Грибоедов показывает, как планомерно и неудержимо, все более и более обостряясь, нарастает “противуречие” Чацкого с фамусовским обществом, как это общество предает Чацкого анафеме, которая носит характер политического доноса, - Чацкого объявляют во всеуслышанье смутьяном, карбонарием, человеком, покушающимся на “законный” государственный и общественный строй; как, наконец, голос всеобщей ненависти распространяет гнусную сплетню о безумии Чацкого: "Сначала он весел, и это порок: "Шутить и век шутить, как вас на это станет!" - Слегка перебирает странности прежних знакомых, что же делать, коли нет в них благороднейшей заметной черты! Его насмешки не язвительны, покуда его не взбесить, но все-таки: "Унизить рад, кольнуть, завистлив! горд и зол!" Не терпит подлости: "ах! боже мой, он карбонарий". Кто-то со злости выдумал об нем, что он сумасшедший, никто не поверил и все повторяют, голос общего недоброходства и до него доходит, притом и нелюбовь к нему той девушки, для которой единственно он явился в Москву, ему совершенно объясняется, он ей и всем наплевал в глаза и был таков". Грибоедов рассказал в своей комедии о том: что произошло в одном московском доме в течение одного дня. Но какая широта в этом рассказе! В ней веет дух времени, дух истории. Грибоедов как бы раздвинул стены фамусовского дома и показал всю жизнь дворянского общества своей эпохи - с раздиравшими это общество противоречиями, кипением страстей, враждой поколений, борьбой идей. В рамки драматической картины столкновения героя со средой Грибоедов вместил громадную общественно-историческую тему перелома, обозначившегося в жизни, - тему рубежа двух эпох - "века нынешнего" и "века минувшего".

Отсюда - необыкновенное богатство идейного содержания комедии. В той или иной форме и в той или иной мере Грибоедов коснулся в “Горе от ума” множества серьезнейших вопросов общественного быта, морали и культуры, которые имели в декабристскую эпоху самое актуальное, самое злободневное значение. Это были вопросы о положении русского народа, придавленного гнетом крепостничества, о дальнейших судьбах России, русской государственности и русской культуры, о свободе и независимости человеческой личности, об общественном призвании человека, о его патриотическом и гражданском долге, о новом понимании личной и гражданской чести, о силе человеческого разума и познания, о задачах, путях и средствах просвещения и воспитания. На все эти вопросы откликнулся гений Грибоедова, и отклик этот был исполнен такой горячей гражданственно-патриотической страсти такого неукротимого негодования на зло и неправду, что комедия не могла не произвести самого глубокого и разительного впечатления как в передовых кругах русского общества, так и в лагере реакционеров.

Комедия с могучей сатирической силой разоблачала "нравы” крепостников. Грибоедов поставил перед собой задачу сорвать с них маску внешнего благолепия и благоприличия и представить их на суд людской разоблаченными от всех и всяческих украшающих покровов. Грибоедов с блеском выполнил эту дачу. Он запечатлел в “Горе от ума” целую галерею человеческих портретов, которые в совокупности составляют истинный, ничем не прикрашенный отвратительный облик крепостнического общества с его паразитизмом и своекорыстием, чванством и лакействам, мракобесием и нравственным растлением.

Здесь, в этом обществе, действовали “знатные негодяи” и мелкотравчатые подлецы, отъявленные мошенники и “зловещие старухи”, ханжи и доносчики, объединенные, как круговой порукой, непримиримой враждой к “свободной жизни”, к культуре, к просвещению, к малейшему проявлению независимой мысли и свободного чувства. В этом мире без тени смущения меняли крепостных рабов на борзых собак, явным грабительством добывали богатства и почести, "разливались в пирах и в мотовстве”, а ученье считала “чумой”, зловредным и огнеопасным изобретением “окаянных вольтерьянцев”. Люди этого жестокого мира жили по заветам и преданьям “минувшего века” - “века покорности и страха”. “Мораль” их была основана на пресмыкательстве перед сильными и на угнетении и унижении слабых.

 

Hosted by uCoz